Анна Карнаух: «КАПИТАН СКАЗАЛА: «ДЕЛАЙ, ЧТО ХОЧЕШЬ, ТОЛЬКО ЗАБЕЙ!»

Ссылка на официальный интернет-источник

Большое интервью вратаря «КИНЕФ-Сургутнефтегаза»

0L3B2968

Анна, давайте начнем разговор с группового турнира Евролиги. Это были три совсем разных матча, и уже первый получился очень напряженным.
— Мы сначала еще сыграли тур чемпионата России в Волгограде, там проверили свои силы. Выиграли все матчи, хотя нам показалось, что там судейство было не совсем объективным. Но мы посчитали, что это нам на пользу, так как мы едем в Италию бороться с более сильными командами. Так что восприняли все это как репетицию. Если говорить о первом матче с греческой «Глифадой», то мы отчасти были с ними знакомы, так как ездили к ним, играли. Но там на тот момент не было нескольких основных игроков. И нынешний матч с гречанками действительно получился трудным, как и весь групповой турнир Евролиги. Таких проходных игр, как бывают в чемпионате России, там, конечно же, не было. Так что с самого начала мы настраивались на очень серьезную борьбу.

Сразу после жеребьевки показалось, что группа у нас, скажем так, относительно проходная – по сравнению, например. с «Динамо-Уралочкой», которой уже на этом этапе пришлось играть с УВШЕ, «Ориззонте» и «Вулиагмени». Сами ожидали, что борьба за путевку в четвертьфинал будет настолько напряженной?
— Если честно, то ожидали, что будет намного легче, да. Но при этом надо учитывать, что у нас сейчас половина состава – молодые девочки, так что очень большая нагрузка приходится на одних и тех же игроков, а это тяжело. Старались настраиваться только на победы, другого варианта у нас просто никогда нет. Но когда начали играть, то сели с девчонками – мол, так, а что-то у нас на самом деле получилась не самая простая группа (улыбается). И теперь мне уже очень интересно посмотреть, как в четвертьфинале «Падова» сыграет с «Уралочкой», и как другие игры этой стадии пройдут. Сейчас многое меняются, так как многие команды покупают легионеров, в разных клубах играют американки, голландки, канадки. Каждая команда усиливается и хочет претендовать на титул.

Вернемся ко второму матчу в группе против «Медитеррани» — и сразу к концовке. Итак, счет 8:9, идет последняя минута, и …гол Анны Карнаух приносит команде ничью. То, что именно вам будет доверен бросок в этой ситуации, было обговорено заранее, или это была импровизация?
— Мы готовились на тренировках к этой ситуации с подключением вратаря, но я при этом была на совсем другой позиции. Обычно, когда у нас в матчах большое преимущество в счете, то Александр Михайлович (Нарица – главный тренер команды – Прим. ред.) меняет нас с Дарьей Кругловой, и именно у нее появлялись такие шансы, чтобы зайти и как-то проявить себя в качестве седьмого игрока в атаке. А я в игре еще никогда до этого не заходила в атаку, только на тренировках. Но тут – была-не была – надо что-то решать. Помню, как я смотрю потерянными глазами на девочек, а со мной рядом капитан команды, которую очень плотно держат. Я спрашиваю: «Ну что, «проход» делать?» Потому что я должна быть либо у штанги, либо с краю. Она говорит: «Делай, что хочешь, только забей!» Я смотрю на другую сторону, там тоже всех наших девочек взяли плотно. Какого-то хладнокровия хватило, чтобы не просто бабахнуть по воротам, а посмотреть на вратаря и подумать, что бы на ее месте в этой ситуации делала я сама. Хорошо, что у меня было время «покачать», подергать ее – и хорошо, что удалось попасть. И даже выдохнула: чудо свершилось (улыбается)!

Всего два года, как случились эти изменения в правилах, позволившие вратарям переходить на чужую половину поля. До этого на протяжении всей карьеры у вас не было возможности участвовать в атаках. Насколько трудно было привыкать к этой возможности? Тренируете это как-то?
— Да, иногда Александр Михайлович говорит нам, вратарям: побейте тоже по воротам, поучаствуйте в этом. Мне это интересно, почему нет? До этого у нас в игре был случай, что нам девочка одна с угла забила, и я Даше Рыжковой говорю: «Дашка, если меня так одну бросить, то я тоже забью со ста пятидесяти «качей»?» И вот в следующей игре я это и доказала (смеется). Тут ведь я по себе знаю, что есть еще такой фактор, что когда на тебя вратарь соперника выходит, то немного страшно: как она пробьет, не в лицо ли бросит. Понимаешь: она же бить не умеет — и некомфортно себя ощущаешь как-то.

А то, что вы сама — вратарь, помогает в такой момент лучше понимать какую-то механику или даже психологию соперницы в воротах?
— Думаю, да, помогает. И в том эпизоде матча с испанками очень хорошо, что у меня было время подумать, посмотреть на голкипера, выдохнуть. Там даже Таня Зубкова мне кричала: «Да бей уже!» А я вижу, какая она уставшая, на ней соперницы висят. И понимаю, что выход у меня только один – бросать самой. Я потом несколько раз смотрела этот момент – здорово, конечно, что все получилось.

После игры тренер или девчонки говорили что-то по этому поводу?
— Да, Александр Михайлович, похвалил, посмеялись. Девчонки тоже – вот, мол, она на нас посмотрела, поулыбалась и пробила. Я говорю: «Это вам со стороны казалось, а знали бы, как я переживала!»

В итоге получилась ничья, и оставался последний день группового турнира. Первая игра дня могла закончиться так, что «КИНЕФ-Сургутнефтегаз» выходил в четвертьфинал, независимо от исхода собственного матча. Смотрели ту встречу «Медитеррани» и «Глифады»?
— Да, мы смотрели все игры. Мы уже приехали в бассейн, но лично я чуть-чуть посмотрела этот матч и ушла, потому что нужно было на свою игру уже настраиваться. По счету было ясно, что решать все придется нам самим, раз уж мы сами все и усложнили, сделав ничью накануне. Но мы понимали, что команда «Падова» нам по зубам – тем более, что и у них накануне игра была напряженная, как и у нас. В результате мы по ходу всего матча вели в счете, могли выигрывать спокойно, но опять все дошло до нервной концовки.

Да, вели 7:3 в третьем периоде, а потом вдруг – 7:7. Как это все изнутри воспринималось, когда уже почти вот он – четвертьфинал, и вдруг снова висит все на волоске?
— Опять-таки сказывается, я думаю, что мы играем сейчас одним составом, девчонки устают. Ты отыграл три игры на чемпионате России, тут сразу же – перелет, акклиматизация, и опять три напряженных матча. Александр Михайлович, конечно, по чуть-чуть меняет девчонок, но все равно хочется полноценной замены – хотя бы три-четыре человека. Ведь девчонки наши молодые еще немножко стесняются, побаиваются где-то взять инициативу на себя. А еще в бассейне в Италии было очень холодно – то есть в воде тепло, а тем, кто сидел на замене, холодно. И очень трудно было в такой ситуации входить в игру. Так что основная нагрузка все-таки ложилась на более опытных игроков — я смотрела на них, и мне их было даже жалко немного. Это ведь я в воротах – отбились, и могу передохнуть, а им сразу вперед надо плыть. Я думаю, что в конце этой игры с «Падовой» сказалась именно физическая усталость. Да и психологически, возможно, поведя в четыре мяча, выдохнули чуть-чуть раньше времени, решив, что все идет как надо. Но, к счастью, все закончилось хорошо.

В этой игре итальянки не забили ни одного из трех пенальти – два вы отбили, один раз помогла штанга. Знаю, что вы ведете записи по соперницам. А как тут — знали манеру исполнения 5-метровых этими игроками?
— Были записи только по той девушке, которая постарше, и которая исполняла первый пенальти из этих трех. Но тут записи мне не помогли, потому что помогла штанга. А другие девочки не слишком хорошо исполнили броски. Одна пробила вниз, а для вратаря это всегда проще. А другая просто направила мяч не слишком далеко от меня. Так что они сами виноваты в том, что я им немножко подпортила все (улыбается).

Последние секунды прошли на нервах: ничейный счет, удаления в обе стороны, броски. Насколько трудно психологически было понимать, что один пропущенный мяч может оставить команду за бортом четвертьфинала?
— Таких мыслей не было вообще. Мы знали, что такого быть не может – это не про нас! Конечно, мы понимаем, что у нас сейчас состав изменился, стал более молодым, но при этом в голове никаких сомнений не было в том, что мы пройдем дальше.

В 2012-м году у вас уже была ситуация, когда команда сильно изменилась после Олимпиады в Лондоне. Примерно тоже самое происходит сейчас. Есть чувство, что новая команда уже складывается, как это происходило тогда. Что молодые игроки уже постепенно адаптируются, привыкают к своей новой роли?
— Это именно так. И девчонки действительно тянутся, часто что-то спрашивают. Катя Прокофьева, наш капитан, с ними занимается. Мы думаем делать что-то и в плане тимбилдинга, потому что у некоторых сейчас разрыв в возрасте довольно большой, и даже мало общих тем. Но дело у нас одно. Хорошо, что мы сейчас все так дружно взаимодействуем. Мы, кто постарше, стараемся молодым помогать, чтобы они раскрылись, не ругаемся при ошибках, а стремимся поддержать. Девочки растут, и скоро это будет очень хорошая замена.

После Италии был матч за Суперкубок в Афинах. Как считаете: на данном этапе сильно укрепивший состав «Олимпиакос» действительно был сильнее? Или был шанс?
— Если честно, то я была уверена, что мы выиграем этот матч. Даже мыслей других не допускала. То, что они усилили состав и, возможно, посильнее – наоборот, даже как-то подстегивало. Мы провели Евролигу и убедились, что многое можем. И почему было не дать бой? Тем более, мы вспоминали наш домашний матч за Суперкубок, когда мы «Дунайварошу» умудрились проиграть – так что в спорте вообще нет ничего невозможного. Очень жалко, что не получилось. Но, с другой стороны, у них там легионерок накуплено такое количество! А мы и Евролигу, и LEN Trophy, и Суперкубок выигрывали именно своим составом – от понимания этого было чуть легче принять поражение. Если бы сейчас выиграли своими силами, да еще и с молодежью – была бы вообще бомба! Но случилось то, что случилось – зато есть, к чему стремиться! Девчонки молодые увидели, какая игра бывает, какие трибуны, какой накал страстей. Они это видят, впитывают, в себя. Конечно, для них непривычно, что «Олимпиакос» приглашает футбольных болельщиков, те зажигают файера. Непривычно, что от такого шума нам друг друга в воде не слышно совсем. Но все это – опыт.

В Афинах вы опять забила гол. Теперь для вас это будет нормой – забивать в каждом матче?
— Если девчонки позволят, то почему нет.

Шутят они по поводу этих бомбардирских достижений своего вратаря?
— Да шутят, конечно. Они мои руки называют «ветками». И говорят теперь: она приходит в атаку и своими «ветками» забивает как-то (смеется). Так что не без шуток, да. И тут все похоже было – вратаря бросили, и я одна. Думаю, потяну руку, пусть на меня хоть защитники пойдут. А Ксюша Кример мне пас дает. Я после игры к ней подхожу и говорю: «Ксюша, ты зачем мне пас-то дала?» А она: «Так ты же руку тянула!» Слава богу, я снова забила. На самом деле помогает, что иногда на тренировках мы с полевыми игроками играем в пас, так что чувствуем немножко друг друга. В тренировочном процессе все тоже нарабатывается. Сейчас, когда эти правила изменились, то я поначалу не входила седьмым игроком. Но потом смотрю, а моя младшая сестра (Эльвира Карнаух – вратарь КИНЕФа-2 – Прим. ред.) уже пенальти исполняет, голы забивает. Я думаю: «А я почему нет, надо догонять ее». На самом деле это интересное правило, что-то новое.

Уходит 2021-й год. Какое самое главное впечатление от него?
— Наверное, победа в LEN Trophy. Раз все именно так сложилось в этом году – значит, нам надо было именно этот турнир выиграть. Конечно, Олимпиада – тоже яркое впечатление года, хотя бы потому, что она просто состоялась при всей нынешней ситуации с пандемией. Столько ограничений, столько сложностей, с пустыми трибунами – было очень необычно и непривычно. Но Олимпиада прошла, и это тоже очень памятно будет – жаль, конечно, что без медалей.

А каковы ожидания от 2022-го с его насыщенным международным календарем?
— Со сборной мы пока решили на время взять паузу, дать шанс молодым. Будем за них болеть. Так что основные мои надежды на предстоящий год связаны с клубом, с которым мы должны взять юбилейное двадцатое чемпионство. И — конечно, мечты связаны с успешным выступлением о Евролиге.

— В этом турнире соперником «КИНЕФ-Сургутнефтегаза» по четвертьфиналу стал венгерский УВШЕ. Как отнеслись к такому жребию?
— Очень достойный соперник. У них тоже обновился состав, основной вратарь Эдина Гангл ушла в греческую команду, с которой мы играли сейчас в Италии. Но многие лидеры остались, и состав у них очень сильный. Они вышли с первого места в своей очень сильной группе, хотя надо иметь в виду, что у «Ориззонте» из-за ковида на этот турнир не смогли приехать девять ведущих игроков. Легких игр в Евролиге точно не будет, и с каждым годом этот турнир становится все более сильным. И мы очень благодарны руководству за то, что имеем шанс регулярно играть в Евролиге. Я знаю, что многие девчонки из Москвы тоже хотели бы играть в еврокубках, но у них нет такой возможности. А я вот сейчас говорю про это – и у меня даже мурашки по коже: так хочется играть в Евролиге, соперничать с сильными командами и выигрывать у них, испытывая эти эмоции. Самое главное: все в наших руках, и все в наших силах.